Понедельник, 18.12.2017, 06:16
Приветствую Вас Гость | RSS

МБУК БГО "Белоярская центральная районная библиотека"

Мы в соцсетях: 

Информация для людей со слабым зрением —

увеличить размер экрана можно нажатием клавиш  «ctrl» и «+»

уменьшить размер экрана можно нажатием  «ctrl» и «–»


Поиск
Белоярский
Форма входа
Lan Znanium

Каталог файлов

Главная » Файлы » село Некрасово

Живет на селе человек
[ Скачать с сервера (4.77Mb) ] 07.04.2012, 18:45
   В календаре любого народа есть как красные дни, так и черные. 26 апреля 1986 года – черный день не только для Украины, но и для тех, кто жил в той стране, в которой произошла атомная трагедия. Страна не только не сразу об этом узнала, но и не сразу смогла осознать весь масштаб трагедии. На далеком от Украины Урале, особенно в закрытых городах, где не понаслышке знают, что может натворить не управляемый атом, не просто сочувствовали, сопереживали, но и предлагали свою помощь оказавшимся в беде людям. Свыше шести тысяч свердловчан с 1986 по 1990 годы приняли непосредственное участие  в ликвидации последствий катастрофы XX века. Среди тех, кто не дал стихии разрастись, был и житель села Некрасово Исаков Сергей Владимирович. Родился Сергей в 1957 году в селе Некрасово. Закончив 8 классов местной школы, уехал в Колчеданское училище, получил права механизатора, работал в совхозе трактористом, штурвальным на комбайне. В 1975 году военкомат направил Сергея в Асбестовскую автошколу, а осенью этого же года забрали в армию. Служил в Молдавии, в Тирасполе, в авиации. Отслужил, остался в Тирасполе, женился, родились двое детей.

28 апреля 1986 года в 17 часов председатель сельского совета принес повестку через час явиться в военкомат. Там забрали военный билет, сказали, что забирают на переподготовку. Утром следующего дня погрузили 35 человек в машины и повезли. Ехали часа три. Куда ехали, никто не знал, а про себя думали, что пахнет Чернобылем.      

 Привезли их в лес, там были уже палатки, столовая, переодели всех в специальную необычную форму, чем – то пропитанную. Эта местность оказалась в 30 километрах от Чернобыля.

Сергей был дозиметристом, проверял машины. Если радиация на машине была 0,7 рентген (норма 0,5), машину отправляли на мойку. Если радиация оставалась такой же, машину снова мыли. Если радиацию смыть не получалось, ее отправляли в могильник. На поле было три могильника, обтянутые колючей проволокой. В ямах свалено около ста машин. Пришел новый КАМАЗ, а на нем 37 рентген, его сразу зарыли землей.

Две недели Сергей сутки служил, сутки отдыхал. Кормили хорошо: морская капуста, тушенка 1946 года выпуска, но отличная говядина, свинина. Еду готовили в казанах для батальона солдат – это 120 человек. Спиртного не было вообще.

Однажды к ним из леса вышла большая телочка, но не корова. Откуда взялась, не известно. Передняя правая нога сломана, стоит, не шевелится. Солдаты привязали к ноге палку, забинтовали, накормили. Хромая, телочка ушла в лес. Приходила к палаткам утром, днем и вечером. На шерсти у нее было от 0,7 до 10 рентген, но тем не менее люди ее кормили.

Тут приехал лейтенант, нужно было четырех водителей возить плиты на КАМАЗах со станции Вильча на сам реактор. Отбор шоферов по желанию. Сергей согласился. Станции Вильча и Герчь в округе города Припяти, в ста километрах от реактора. Чернобыль вообще в стороне. Жили в пассажирском вагоне на Вильче.

Сначала сняли грунт с дороги толщиной приблизительно 15 сантиметров, облили землю клеем ПВА. Эту дорогу выложили плитами, территорию у реактора тоже обложили плитами площадью примерно с небольшое село. Со станции на КАМАЗе Сергей возил бетонные плиты на сам реактор. Грузили плиты с эшелона погрузчиками. На пути следования в тридцатикилометровой зоне стоит три села, никого нет: ни людей, ни кошек, ни собак. Пустые села. Жутко. В двух селах встретили по одной бабушке, лет восьмидесяти, сидят у домов на лавочке. Все уехали, а они остались, не покинули свои дома. Дома пяти, девяти этажные. В магазинах стоят продукты, но есть их нельзя. В городе Припяти видели четырех свиней, гуляют по городу.

Природа вокруг красивая, все цветет, есть черешня, вишня, но кушать ничего нельзя, все заражено. После взрыва от реактора шла выжженная полоса, вот на ней ничего живого не было, даже деревья были серыми. Эта полоса шла через дорогу шириной 150 метров, перескочить ее машинам не получалось, они глохли от радиации. Поэтому приходилось к реактору объезжать через Чернобыль, а это 107 километров. Но машины шли непрерывным потоком.

Были мародеры, грабежи. Неподалеку на средине озера заметили на лодке шестерых грабителей с Ростова, но их с вертолета ликвидировали. Грабеж быстро пресекли.

Бетон поступал со всех концов страны, перегружали его в КАМАЗы. Кабины у КАМАЗов обделаны свинцом. Делали только по два рейса. После каждого рейса машины мыли, сами шофера тоже мылись в душе, переодевались постоянно. После мытья надевали спецовку, как хирурги: все, все белое, маски и тапочки белые и вся одежда новая, старую выбрасывали. Все шло только через мойку. Месяц Сергей гонял на сам реактор, неделю в день, неделю в ночь. Был случай, когда два рабочих сели на ящик с песком, и от большой радиации сразу оба погибли.

Более 15 минут на реакторе не работали.

Не трудно представить, сколько там было задействовано народу.

Через два месяца Сергея комиссовали домой. После службы было два приступа, сейчас каждый год обследуется.

Участники ликвидации Чернобыльской аварии имеют государственные льготы, и зовут их ликвидаторами. Вот таким ликвидатором и является наш земляк Сергей Исаков. В его военном билете стоит запись: «В период с 2 июня 1986года по 21 июля 1986 года участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС». Начальник штаба в/ч 44316, майор Гребельник.

Награжден Сергей медалями «За ликвидацию радиационных аварий и катастроф» и «Боевое братство».

При встрече Сергей сказал, что Чернобыль вошел в его сознание и как беда, и как символ мужества и отваги советских людей. О страхе не думали. Некогда было. Нужно было помогать людям. Такие катастрофы ведут к необратимым последствиям, они скажутся на жизни нескольких поколений. Об этом нельзя забывать. Уж слишком высокая цена была заплачена за борьбу с разбушевавшейся стихией. Надо, чтобы и дети, и внуки о чернобыльской трагедии знали и помнили. В целом – это страшный урок. Будем помнить, чтоб не повторилось то, что произошло однажды. 

                                                             Валентина Васильевна Исакова

Категория: село Некрасово | Добавил: beloyarochka | Теги: малая родина, краеведение, село Некрасово
Просмотров: 568 | Загрузок: 92 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
address newsite

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz