Понедельник, 23.10.2017, 23:59
Приветствую Вас Гость | RSS

МБУК БГО "Белоярская центральная районная библиотека"

Мы в соцсетях: 

Информация для людей со слабым зрением —

увеличить размер экрана можно нажатием клавиш  «ctrl» и «+»

уменьшить размер экрана можно нажатием  «ctrl» и «–»


Поиск
Белоярский
Форма входа
Lan Znanium

Каталог статей

Главная » Статьи » Советуем прочитать

Герта Мюллер. Надгробная речь
Мюллер, Герта. Надгробная речь // Иностранная литература. – 2010. – № 1.
Герта Мюллер (1953, Румыния) – немецкая поэтесса и писательница, общественный деятель (отец во время войны служил в войсках СС – это важно!) Лауреат Нобелевской премии по литературе 2009 года с формулировкой «с сосредоточенностью в поэзии и искренностью в прозе описывает жизнь обездоленных».
Остросюжетная новелла «Надгробная речь» – своего рода сюрреалистическая страшилка с автобиографическими вкраплениями, где все происходящее случается то ли в бреду, то ли в кошмарном сне, то ли в коварном подсознании, хотя тема – вполне реальное печальное событие – похороны отца героини.
Сначала вроде все происходящее вполне объяснимо. Женщина, мысленно прощаясь с отцом, разглядывает фотографии, на которых тот запечатлен в разные периоды жизни, и по ее реакции мы начинаем понимать, что что-то в их отношениях с самого начала «не срослось» – ну не испытывает дочь к родителю теплых чувств: «В комнате холодно от его лживых фотографий, от всех его лживых обличий». А далее действие переносится уже на кладбище, и реальность плавно перетекает в какое-то фантасмагорическое видение… Собравшиеся на похоронах начинают отзываться об отце весьма нелестно, явно пренебрегая установленным правилом, что о покойниках – либо хорошо, либо никак. Здесь же – все с точностью до наоборот: припоминают, что на его совести много убитых (он воевал в войсках СС), что жестоко надругался над русской женщиной, что кому-то угрожал, у кого-то украл деньги, у кого-то увел жену. В общем, вырисовывается портрет человека очень неприятного и оставившего после себя на редкость дурную память: мало того, что жестокого солдата Вермахта, так еще и злого, аморального, циничного в отношениях с просто окружающими людьми.
Неожиданно, по другую сторону могилы выстраиваются мертвецы, а оратор требует от героини надгробную речь: «Все взгляды обращены на меня. В голову ничего не приходит. Глаза через горло лезут мне на лоб». Выдавить из себя что-то членораздельное она не может, да и сказать-то, в таком случае, бедной дочери нечего. Но дальше случается и вовсе невероятное событие: все собравшиеся приговаривают ее к смерти: «Именем нашей немецкой общины ты приговариваешься к смерти». Все направляют на меня винтовки. В моей голове – оглушительный грохот».
Несмотря на то, что рассказ оставляет очень мрачное и тяжелое впечатление, совершенно ясно, что перед нами отнюдь не нагромождение бессмысленных кошмаров, а интеллектуальная шарада, в которой зашифрована вполне адекватная идея – эдакая литературная головоломка, нашпигованная символами и намеками.
И тут внезапно, откуда-то из глубины 19 века, повеяло на меня мистическим холодком гоголевского «Вия» – уж очень много в этих двух фантастических историях идейных и сюжетных совпадений! И там, и здесь за темные силы, вселившиеся в Панночку и отца-негодяя, держать ответ перед Богом и миром приходится невиновным.
Бурсаку Хоме выпадает печальная участь отчитывать молитвы «за грехи Панночки» в присутствии приятной во всех отношениях пикирующей ведьмы и прочих потусторонних выродков. Нашей героине – толкать оправдательную речь за родителя перед строем мертвецов. Ведь на кладбище она словно бы предстает перед судом, и, хотя отца уже нет в живых, но осталась недобрая память, остались оскорбленные им живые и мертвые, и весь груз ответственности, без права помилования, ложится на ее хрупкие плечи. Обе истории совершенно из разных времен, культур и литератур оказываются объединенными мыслью о вечной дьявольской круговой поруке – то зло, что сотворено одними, неизбежно и с трагическими последствиями расхлебывается другими.
Впрочем, дойдя до финала «Надгробной речи», понимаешь, что нашей героине повезло несравнимо больше, чем гоголевскому персонажу.
Петушиный крик в «Вие», уже не способный помочь мертвому Хоме, в рассказе Мюллер легким движением пера превращается… в звон будильника, который и знаменует пробуждение от страшного ночного кошмара: «Звонит будильник. Субботнее утро, полшестого».
Тут вроде бы уместно воскликнуть цитатой Жуковского: «О, не знай сих страшных снов!». Однако уместно и призадуматься, и даже немного помечтать: «Вот бы всем послевоенным поколениям немцев такую обостренную совесть, и, хотя бы изредка, подобные «целительные» сновидения – глядишь, вопрос о виновности-невиновности отцов автоматически отпал бы сам собой».


Источник: http://kraevushka.livejournal.com/379930.html
Категория: Советуем прочитать | Добавил: beloyarochka (22.06.2012)
Просмотров: 472 | Теги: Герта Мюллер, Память, Фашизм, война | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
address newsite

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz