Понедельник, 18.12.2017, 12:06
Приветствую Вас Гость | RSS

МБУК БГО "Белоярская центральная районная библиотека"

Мы в соцсетях: 

Информация для людей со слабым зрением —

увеличить размер экрана можно нажатием клавиш  «ctrl» и «+»

уменьшить размер экрана можно нажатием  «ctrl» и «–»


Поиск
Белоярский
Форма входа
Lan Znanium

Каталог статей

Главная » Статьи » Советуем прочитать

Михаил Жванецкий. Южное лето (Читать на Севере)

Отпускное чтение продолжается. 

Книга "Южное лето" местами уморительно смешная, но как только кончаются эти «места», на страницы прорывается тоска земного существования. Тоска, которая стесняется самой себя и стыдливо прикрывается иронической улыбкой автора.

Общее впечатление от многих рассказов Жванецкого – в точности, как от произведений Гоголя: невероятно смешно, но в финале «тяжело и грустно становится сердцу, и нечем помочь ему».  Оба они – писатели с особенным южным юмором, а в глубине…

Давайте сначала о смешном. Два примера – Жванецкий описывает реальные случаи теперь уже далеких дней.

Как Алла Пугачева во время попытки переворота в августе 1991-го булгачила народ на пляжах Одессы:

– Чрезвычайное положение, всё запрещено, – вскричала она, – поэтому мы все сейчас пойдём на другой пляж. Сколько нас здесь?

– Человек пятьсот.

– Мало. Ещё давай. Митинги запрещены, но у нас не митинг, а демонстрация. Что будем делать, если нас арестуют?

– Перебьём всех, – радостно ответила толпа.

– Тогда пошли на другой пляж. Там ещё людей соберём.

Все пятьсот с фотографами и детьми пошли на соседний пляж, там присоединилось ещё пятьсот.

– А теперь все в воду, – закричала певица, – как на крещении.

– Сейчас я разденусь, – крикнул один.

– Не раздеваться! Кто в чём. Чрезвычайное положение.

И все вошли в воду. Пятьсот и еще пятьсот и запели: «Вихри враждебные веют над нами»…

Это было в Одессе 23 года тому назад…

На фото - Михаил Жванецкий в молодости

Или вот еще: «Про Мишу».

В Одессе до эмиграции жил такой Миша Беленький. Музыкант. Очень любил шутить в брежневские времена. Например, надел тёмные очки, плащ, шляпу и пошёл давать телеграмму: «Тётя умерла. Аптека закрыта. Посылки больше не посылай». Девочка отказалась принимать. На крыльце уже ждали.

Провёл четыре дня в КГБ.

Миша Беленький играл в судовом оркестре. Когда вернулись с Кубы, во время досмотра влез в шкаф. Советский пограничник нашёл его в шкафу со всеми правильными документами.

Опять четыре дня сидел в КГБ.

Остановило ГАИ, велели открыть багажник. Он отказался. Они приказали. Он крикнул: «Ложись!» Все легли. А там ничего не было.

Четыре дня провёл в больнице.

Сейчас в Америке.

Интересно, как он там шутит?

На фото: В. Ильченко, Р. Карцев, М. Жванецкий

Некоторые реалии советского быта, как выясняется, давно и прочно канули в моей памяти. Давно это было. Не помню.

А Жванецкий волшебством своего таланта оживил в воображении эти краски, звуки, образы: плоть и дух того времени. Его молодой смех, его неповторимость.

Многое в книге знакомо по выступлениям Ильченко, Карцева и самого автора. При чтении вижу их лица, слышу их интонации. Все эти голоса – как звуковой фон праздника жизни. Праздника, который неизбежно заканчивается, но не сразу, а постепенно, естественно, незаметно.

Книга переполнена неповторимым «жванецким» юмором. Но почему-то она мне напомнила очень страшное произведение Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд»  – может быть, потому, что и там, и здесь исследованы люди «совка». Различие: если в исследовании Алексиевич люди предстают в определенным смысле рабами политики, то в книге Жванецкого они – рабы земной жизни, стремительно стареющего тела, невыносимой памяти.

Какая Одесса автору дороже всего?

…та, которую увозят в душе, покидая.

Она – память.

Она – музыка.

Она – воображение.

Эта Одесса струится из глаз.

Эта Одесса звучит в интонациях.

Это компания, сплотилась в городе и рассыпалась на выходе из него… И море… И пляжи. И рассветы. И Пересыпь. И трамваи. И все, кто умер и кто жив, – вместе.

 Здравствуй, здравствуй.

Не пропадай.

Не пропадай.

Не пропадай…

Михаилу Жванецкому исполнилось 80. Это справедливо: мудрый человек живет долго. Дай Бог ему здоровья! Я никогда не видела его родную Одессу и, скорее всего, не увижу. Для меня она – в звуках и образах книги «Южное лето»:

Кстати, в море остаются следы от катера, от парохода. Как в душах, как в умах. Как всюду, где нам кажется, что они исчезли…

Администратор сайта Елена Цекова

 

 

Категория: Советуем прочитать | Добавил: beloyarochka (10.07.2014)
Просмотров: 491 | Теги: лето, Одесса, Михаил Жванецкий, Юмор, воспоминания | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
address newsite

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz